Жили-были кот, дрозд да петушок — золотой гребешок. Жили они в лесу, в избушке. Кот да дрозд ходят в лес дрова рубить, а петушка одного оставляют. Уходят — строго наказывают: —Мы пойдем далеко, а ты оставайся домовничать, да голоса не подавай; когда придет лиса, в окошко не выглядывай. Проведала лиса, что кота и дрозда дома нет, прибежала к избушке, села под окошко и запела: —Петушок, петушок, Золотой гребешок, Масляна головушка, Шелкова бородушка, Выгляни в окошко, Дам тебе горошку. Петушок и выставил головку в окошко. Лиса схватила его в когти, понесла в свою нору. Закричал петушок: —Несет меня лиса За темные леса, За быстрые реки, За высокие горы… Кот и дрозд, спасите меня!.. Кот и дрозд услыхали, бросились в погоню и отняли у лисы петушка. В другой раз кот и дрозд пошли в лес дрова рубить и опять наказывают: —Ну, теперь, петух, не выглядывай в окошко, мы еще дальше пойдем, не услышим твоего голоса. Они ушли, а лиса опять прибежала к избушке и запела: —Петушок, петушок, Золотой гребешок, Масляна головушка, Шелкова бородушка, Выгляни в окошко, Дам тебе горошку. Петушок сидит помалкивает. А лиса — опять: —Бежали ребята, Рассыпали пшеницу, Курицы клюют, Петухам не дают… Петушок и выставил головку в окошко: —Ко-ко-ко! Как не дают?! Лиса схватила его в когти, понесла в свою нору. Закричал петушок: —Несет меня лиса За темные леса, За быстрые реки, За высокие горы… Кот и дрозд, спасите меня!.. Кот и дрозд услыхали, бросились в погоню. Кот бежит, дрозд летит… Догнали лису — кот дерет, дрозд клюет, и отняли петушка. Долго ли, коротко ли, опять собрались кот да дрозд в лес дрова рубить. Уходя, строго-настрого наказывают петушку: —Не слушай лисы, не выглядывай в окошко, мы еще дальше уйдем, не услышим твоего голоса. И пошли кот да дрозд далеко в лес дрова рубить. А лиса — тут как тут: села под окошечко и поет: —Петушок, петушок, Золотой гребешок, Масляна головушка, Шелкова бородушка, Выгляни в окошко, Дам тебе горошку. Петушок сидит помалкивает. А лиса — опять: —Бежали ребята, Рассыпали пшеницу, Курицы клюют, Петухам не дают… Петушок все помалкивает. А лиса — опять: —Люди бежали, Орехов насыпали, Куры-то клюют, Петухам не дают… Петушок и выставил головку в окошко: —Ко-ко-ко! Как не дают?! Лиса схватила его в когти плотно, понесла в свою нору, за темные леса, за быстрые реки, за высокие горы… Сколько петушок ни кричал, ни звал — кот и дрозд не услышали его. А когда вернулись домой — петушка-то нет. Побежали кот и дрозд по лисицыным следам. Кот бежит, дрозд летит… Прибежали к лисицыной норе. Кот настроил гусельцы и давай натренькивать: —Трень, брень, гусельцы, Золотые струночки… Еще дома ли Лисафья-кума, Во своем ли теплом гнездышке? Лисица слушала, слушала и думает: «Дай-ка посмотрю — кто это так хорошо на гуслях играет, сладко напевает». Взяла да и вылезла из норы. Кот и дрозд ее схватили — и давай бить-колотить. Били и колотили, покуда она ноги не унесла. Взяли они петушка, посадили в лукошко и принесли домой. И с тех пор стали жить да быть, да и теперь живут.